ТОП новости

Теги

Юрия Трутнева долго учили улыбаться

07.10.2020 10:47
Опубликовано в Госкомпании

Дальний Восток в последние годы стал самой протестной российской территорией. В Хабаровске после ареста губернатора от ЛДПР Сергея Фургала уже третий месяц продолжаются многотысячные акции протеста. При этом число противников поправок к Конституции в нескольких ключевых дальневосточных регионах оказалось заметно больше, чем в среднем по стране. Политикой в регионе управляет полпред президента и вице-премьер Юрий Трутнев — некоторые местные чиновники прямо называют его «царем и богом». Именно конфликт Трутнева с Фургалом мог стать отправной точкой для ареста хабаровского губернатора, вызвавшего небывалые протесты в регионе. Спецкор «Медузы» Андрей Перцев рассказывает историю одного из самых влиятельных российских чиновников.

«На пятилетие „Экс Лимитед“ Юрий Петрович [Трутнев] предложил: „Давайте объявим конкурс анекдотов“. Приз был серьезный, что-то уровня автомобиля. Тогда его идею не поняли: все-таки анекдот — это насмешка, высмеивание, за это еще и награждать. Но шеф в очередной раз оказался прав», — вспоминал в сентябре 2020-го на открытии литературного фестиваля «ЛиТР» во Владивостоке Григорий Куранов — заместитель вице-премьера и полпреда президента на Дальнем Востоке Юрия Трутнева. На конкурсе, по его словам, победил такой анекдот: 2010 год, в Нью-Йорке, Париже, Лондоне, Риме проходят огромные митинги, лозунг у их участников один — «„Экс Лимитед“, гоу хоум».

Юрий Трутнев — горный инженер по образованию. Однако в промышленности он работал недолго. В начале 1980-х Трутнев выбрал партийно-комсомольскую карьеру, став в итоге начальником отдела спорта пермского обкома комсомола. А уже в разгар перестройки он вместе с товарищами организовал кооператив «Контакт», который занимался производством спортивных тренажеров (спорт — сфера Трутневу не чуждая, он занимался и продолжает заниматься карате). «Контакт» не только поставлял тренажеры, но и организовывал гастроли силачей и физкультурников — тут Трутневу и пригодились связи, полученные по комсомольской линии. В 1990 году кооператив превратился в фирму «Экс Лимитед» с достаточно широким профилем занятий, от продажи шоколада Nestle до автодилерства.

С фирмы «Экс Лимитед» Юрий Трутнев и начал свой путь в большой бизнес и большую политику. На упомянутые в анекдоте Нью-Йорк, Париж и Лондон его влияние не распространилось — но за три десятилетия бывший пермский бизнесмен, а потом мэр Перми, губернатор Пермской области, федеральный министр и, наконец, президентский полпред превратился в одного из самых влиятельных чиновников России — и самого влиятельного человека на российском Дальнем Востоке.

«Трутнев — комсомолец. Может быть, это главное, что надо понимать. Когда в стране начались перемены, он сориентировался первым и начал свое дело, создал компанию „Экс Лимитед“ с такими же бывшими комсомольцами, как и сам он, отсюда и название — „Экс“. С другой стороны, это было подражание Западу. „Экс“ задал определенную планку в бизнесе региона», — рассказывает «Медузе» пермский знакомый полпреда.

Одним из ключевых партнеров Трутнева стал выходец из спецслужб, сотрудник российского торгпредства в Швейцарии Олег Чиркунов. Вместе они привезли в страну первую партию шоколадок Nestle, писал позднее «Коммерсант».

Однако предпринимательская деятельность бывшему комсомольцу очень быстро наскучила.

Как Трутнев пошел в политику и научился улыбаться

В 1994 году газета «Пермские новости» так описывала результаты выборов в пермское законодательное собрание (ЗС): «Итоги выборов в ЗС для многих стали неожиданными. В то время как в подавляющем числе регионов страны вперед вырвались жириновцы и коммунисты, пермяки отдали предпочтение людям, прежде не замеченным на политических ристалищах, но зато имеющим значительный вес в мире бизнеса и предпринимательства».

Среди этих людей оказался и Юрий Трутнев, и его партнер по бизнесу Олег Чиркунов. В числе депутатов были будущий глава «Лукойл-Пермь», а сейчас владелец компании «Эр-Телеком» Андрей Кузяев и будущий мэр Перми Дмитрий Самойлов. «Преимущественно это молодые, энергичные, хваткие, самостоятельные люди, недавно испытавшие вкус не тягучего — карьерного, а очень быстрого успеха. Теперь им хотелось его продолжить в политике. Не без пользы для своего бизнеса», — спустя два десятилетия охарактеризовал депутатов спикер законодательного собрания того созыва (в 1998 году — министр региональной и национальной политики в российском правительстве) Евгений Сапиро.

Одним из первых законов, принятых тем созывом, стал документ, дававший предпринимателям льготы по налогам на прибыль и имущество. Авторами инициативы были Юрий Трутнев (он получил пост председателя комитета по финансам) и Кузяев. «Закон был „красивым“: рыночным, политически выигрышным и очень выгодным для бизнеса. Что греха таить, и я, и администрация понимали, что с социальной точки зрения он был не самым оптимальным. Но все закрыли на это глаза», — признавал Сапиро.

В 1996 году амбициозный депутат и бизнесмен Трутнев решил подняться на ступеньку выше и выдвинулся кандидатом в мэры Перми. Его знакомый утверждает, что желание получить пост в исполнительной власти было связано с финансовыми трудностями в компании «Экс» — и в итоге «проблемы Трутнев решил». «В [предвыборной] кампании он использовал имидж молодого и крутого бизнесмена, в противовес действующему главе [Перми] Владимиру Филю — советскому чуваку. Предшественник [Юрия] Петровича, например, говорил так: „Зачем снег чистить, он и так растает“», — вспоминает знакомый полпреда.

По его словам, снег при Трутневе начали убирать, коммунальщики работали даже по ночам: «Утром люди ехали на работу по вычищенным улицам». «Сейчас его считают лучшим мэром Перми», — утверждает собеседник «Медузы» (достоверных сравнительных рейтингов пермских мэров «Медузе» обнаружить не удалось, но подобные высказывания автор текста слышал и от других жителей города). Знакомый Трутнева добавляет, что кампания сильно повлияла и на публичный имидж бизнесмена-спортсмена, которого считали угрюмым и сугубо деловым человеком.

«Петрович обучаемый — стал говорить хорошо, его научили улыбаться, хотя для этого ему пришлось переломить себя», — объясняет источник. Во время избирательных кампаний в законодательное собрание и по выборам мэра у Юрия Трутнева появились пиар-консультанты: Григорий Куранов (сейчас заместитель полпреда) и Олег Черкесов (по словам собеседников «Медузы» в Пермском крае, контролирует рекламное агентство «Кучер», которое было создано совместно с Курановым). Они стали его ближайшими советниками. «Куранов — это консильери Петровича, советник, о котором писал Макиавелли, его правая рука», — рассказывает работавший на выборах в Перми политтехнолог. С тех времен Трутнев начал понимать преимущества публичной политики и пиара.

Пост мэра Перми он занимал четыре года, а в 2000-м решился на следующий шаг — попытать силы на выборах губернатора региона.

Изначально предполагалось, что мэр Трутнев будет поддерживать кандидатуру действующего главы области Геннадия Игумнова (эту информацию подтвердил «Медузе» источник, близкий к самому Игумнову). Однако незадолго до выборов на Игумнова принялись давить силовики, его ближний круг стали вызывать на допросы, а в СМИ начали появляться слухи о якобы возбужденном уголовном деле против дочери губернатора. Считалось, что атаку инспирировал депутат Госдумы Павел Анохин, также выдвинувшийся в губернаторы области.

Игумнов и его группа поддержки задумались о запасном варианте — выдвижении Трутнева. С этой идеей пермский губернатор отправился в Кремль, отторжения в администрации президента она не вызвала. После этого Игумнов поговорил с крупными местными бизнесменами, обозначил преемника и записал видеообращение, где заявил о поддержке Трутнева.

В эфир это заявление не попало: Игумнов передумал и сам пошел на выборы, сославшись на мнение администрации президента. Однако Трутнев отказываться от выдвижения тоже не стал. «Я не собираюсь сражаться с Геннадием Вячеславовичем… я просто хочу дать жителям Пермской области возможность выбора», — объяснял он. Жители возможность оценили: мэр победил губернатора и набрал 51,5% голосов.

«Трутнев такой — бросается в схватку, а потом война план покажет. С первых дней после губернаторской инаугурации он был сосредоточен на том, чтобы уйти наверх: он видел возможность такого движения и сразу ставил перед собой такую цель», — уверен знакомый полпреда.

Покинуть Пермь

Лестницей к федеральной карьере Трутнева стало объединение Пермской области и Коми-Пермяцкого автономного округа в начале 2000-х: слияние регионов в Кремле тогда считали перспективной историей, а пермский проект стал пилотным. По словам знакомого полпреда, «Трутнев примелькался у Путина, президент его заметил». 7 декабря 2003 года избиратели на референдуме поддержали слияние регионов, а через три месяца Юрий Трутнев стал федеральным министром природных ресурсов.

Доверие Кремля к нему было таково, что Трутневу разрешили оставить на хозяйстве в регионе своего соратника — Олега Чиркунова. Собеседник в депутатском корпусе Пермского края заявляет, что Трутнев «старается не оставлять уже занятые плацдармы»: например, после его ухода с поста мэра на должность губернатора Пермь возглавил человек из его команды — бывший начальник пермского УВД Аркадий Каменев. «Трутнев воспринимал Чиркунова как своего заместителя по Пермскому краю, как подчиненного, которому мог диктовать решения», — утверждает человек, близко знакомый с президентским полпредом. Сам Чиркунов так не считал. «В какой-то момент Олег стал посылать Трутнева; он счел, что может сам все решать», — говорил «Коммерсанту» бывший депутат заксобрания края Андрей Агишев.

На фоне осложнившихся отношений между бывшими бизнес-партнерами силовики организовали проверки в администрации края — хотя Трутнев свою причастность к этому отрицал. «Есть, действительно, достаточно много проблемных вопросов с точки зрения наших взглядов на то, что делать правильно или не правильно, что делать в первую очередь, а что — во вторую, — объяснял он. — Мы на эту тему достаточно часто спорим. Не могу сказать, что мне всегда нравится реакция Олега Анатольевича, всякое бывает. Тем не менее никакого конфликта между нами не существует. Я никогда не позволяю себе такого жесткого давления на человека, да еще и при помощи федерального ресурса. Мне кажется, человеку эту неприятно. То есть разногласия между нами периодически возникают, но они носят абсолютно рабочий характер».

Несмотря на такие заявления, конфликты между бывшим и действующим губернатором вспыхивали постоянно. Перед выборами в Госдуму и законодательное собрание края в 2011 году ситуация обострилась: Юрий Трутнев хотел видеть в списках единороссов своих кандидатов, а Олег Чиркунов — своих. Первый должен был возглавить думский список, второй — список в законодательное собрание (так и случилось). Мирить Трутнева и Чиркунова тогда пришлось первому замглавы администрации президента Владиславу Суркову. В результате этого противостояния единороссы и на выборах в Госдуму, и на выборах в законодательное собрание не набрали и 40%.

Виновным в проигрыше назначили Олега Чиркунова — и в апреле 2012 года губернатор ушел в отставку. Новым главой края стал варяг — бывший министр регионального развития Виктор Басаргин, человек мэра Москвы Сергея Собянина. Но администрацию губернатора возглавил тот самый «консильери» Трутнева — Григорий Куранов. В 2017-м Басаргина сменил бывший директор департамента экономики мэрии Москвы Максим Решетников, начинавший чиновничью карьеру еще в губернаторской администрации Трутнева. На тот момент Трутнев, по выражению близкого к администрации края собеседника «Медузы», уже «перестал держать шишку» в регионе — его поглотила дальневосточная политика. Сейчас краем руководит Дмитрий Махонин — выходец из пермского управления антимонопольной службы, никак не связанный с командой Юрия Трутнева.

Один из знакомых Трутнева предполагает, что тот пытался влиять на политическую ситуацию в крае потому, что в министерской работе почти не было публичной политической составляющей: «К политике Петрович уже привык». «Он, конечно, никакой не чиновник, он политик», — соглашается политтехнолог, пересекавшийся с Трутневым во время одной из выборных кампаний на Дальнем Востоке.

Впрочем, даже в министерской должности Юрий Трутнев мог импровизировать и выходить в публичную плоскость. Сахалинский чиновник вспоминает, как Трутнев обставил передачу «Газпрому» доли в шельфовом проекте «Сахалин-2», изначально принадлежавшем иностранцам (55% у Shell, 25% у Mitsui, 20% у Mitsubishi). «Мне намекали, что давление может пойти по экологической линии — мол, идет загрязнение, подыхает рыба. Как дали согласование на разработку, так и отберем. И действительно, сам Трутнев приехал, с ним сняли новостной сюжет: стоит на берегу моря, в белой водолазке, пижонистый такой, трясет дохлой рыбой…» — вспоминает он. 

Министр часто давал интервью, в которых рассуждал достаточно откровенно. Например, Трутнев последовательно критиковал возглавляемую Игорем Сечиным «Роснефть». «Того объема денег, который сегодня стараниями двух компаний („Роснефть“ и „Газпром“) инвестируется в развитие и разведку шельфовых месторождений, не хватает для их освоения в сколько-либо осмысленные сроки. Монополия „Роснефти“ и „Газпрома“ может иметь определенные преимущества, но они не сопоставимы с решением системных задач», — откровенничал Трутнев в интервью «Ведомостям».

В конце нулевых глава Минприроды сблизился с президентом Дмитрием Медведевым. Последнего тоже не устраивала политика «Роснефти», которая пыталась всеми силами получить как можно больше лицензий. «Медведев был главным и, может быть, единственным союзником Трутнева. В 2010 году Петрович готовил доклад по госкомпаниям и шельфу, который был направлен против Сечина, для Совбеза», — утверждает в разговоре с «Медузой» бывший правительственный чиновник.

При этом сам Трутнев всегда входил в число самых богатых правительственных чиновников, а в 2019 году стал первым среди них по доходам (538,3 миллиона рублей за 2018-й). Сам он заверяет, что доход связан с продажей контрольного пакета акций группы компаний «Экс»: часть размещена в банковских вкладах, часть якобы находится в управлении компании, которая занимается инвестициями. Согласно расследованию Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального, Трутневу принадлежит дом в Серебряном бору в Москве, который оппозиционер оценил в два миллиарда рублей.

Государство в государстве

В 2013 году Юрий Трутнев вернулся в настоящую политику — он был назначен полпредом президента в Дальневосточном округе и одновременно вице-премьером по Дальнему Востоку. Его предшественник Виктор Ишаев имел только статус полпреда и министра.

По словам бывшего правительственного чиновника, назначение Трутнева прошло по «медведевской линии»: «Это была миссия от премьера на Дальнем Востоке». «После объединения Коми-Пермяцкого округа с Пермской областью, разборками с Shell, а потом с „Роснефтью“ у Трутнева закрепился имидж надежного исполнителя, которому можно довериться: если ему сказали, он сделает или присмотрит за тем, чтобы сделали», — поясняет он.

Президенту Юрий Трутнев тоже нравился — с Владимиром Путиным чиновника сближали занятия восточными единоборствами, любовь к охоте и рыбалке. Нестандартное публичное поведение Трутнева тоже импонировало главе государства. Например, в 2016 году полпред чуть не подрался с украинским президентом Петром Порошенко на форуме в Давосе. «„Обнажил я бицепс ненароком, даже снял для верности пиджак“ — это Высоцкий не про вас пел?» — доброжелательно пошутил над Трутневым на встрече с членами правительства Путин. «Практически так. Потому что были довольно жесткие нападки со стороны [главы НАТО Йенса] Столтенберга и Порошенко. Я просто сказал о том, как это все видит население России. 90% из 146 миллионов», — всерьез подыграл президенту полпред и вице-премьер.

Цитату Путина Юрий Трутнев поместил в рамку и повесил на стене в своем кабинете, вместе с другой президентской фразой: «Нападать на Юрия Петровича не надо». Последняя цитата обращена к Владимиру Якунину, который, будучи еще главой РЖД, упрекнул Трутнева в том, что тот привел неправильные цифры в своем докладе.

«В руках у Трутнева оказались политические рычаги по линии полпредства, и экономические рычаги по правительственной линии. Оперативкой — по социальному блоку и экономике — занимался министр по делам Дальнего Востока. А Трутнев осуществлял общее руководство. Это, конечно, не совсем государство в государстве, но очень похоже на то», — объясняет «Медузе» человек, работавший тогда в правительстве.

Заместителем полпреда по политике стал уже привычный «консильери» — Григорий Куранов. Но министром по делам Дальнего Востока был назначен не человек Трутнева — сопредседатель «Деловой России» Александр Галушка. Источник «Медузы», близкий к властям Приморского края, уверяет, что Юрий Трутнев не хотел мириться с тем, что экономикой распоряжается не его ставленник: «Он добивался ухода Галушки и добился этого, поставил своего — [бывшего губернатора Амурской области Александра] Козлова».

Высокопоставленный чиновник одного из регионов Дальнего Востока в разговоре с «Медузой» так кратко охарактеризовал статус полпреда: «Царь и бог». Человек, близкий к прежнему руководству Камчатского края, не столь категоричен: «Не царь и даже не хозяин — хозяев там много, — но ключевой игрок, наместник бога на земле, многими он воспринимается как второй после президента».

«Ни одного полпреда с Трутневым не сравнить, такого влияния близко ни у кого не было. Не было и не могло быть такого, чтобы полпред позвонил и приказал большинству губернаторов. ЮПТ может приказать, его никто не ослушается, никто на него не пожалуется», — рассказывает бывший чиновник администрации президента.

По словам политтехнолога, работавшего на Камчатке, все политические действия на Дальнем Востоке нужно согласовывать с полпредством: Григорий Куранов регулярно проводит планерки c региональными властями и приезжает в сами регионы округа. Сам заместитель полпреда Григорий Куранов не стал общаться с корреспондентом «Медузы», порекомендовав обратиться в пресс-службу полпредства. Пресс-секретарь дальневосточного полпредства не ответил на запросы «Медузы».

«Дальний Восток далеко от Москвы, Москва далеко от Дальнего Востока, поэтому вся работа идет через полпредство. Если что-то нужно, то сначала идешь в полпредство к Петровичу, а потом в АП [администрацию президента]. Через голову нельзя: Трутнев запомнит — будет война. [Бывший глава Камчатки Владимир] Илюхин был в хороших отношениях с [главой управления президента по внутренней политике Андреем] Яриным, все закончилось отставкой», — приводит он пример.

Ставить в известность полпредство о своих действиях должны и более самостоятельные дальневосточные губернаторы. «Не то чтобы спрашиваем разрешения, но любое письмо в Москву дублируем письмом в полпредство. Если дело касается программы по развитию Дальнего Востока (ею распоряжается министерство, которое подчинено Трутневу как вице-премьеру), то тут без Петровича никак. С другими инициативами, которые касаются федеральных или региональных денег, все не так строго», — уточняет чиновник одного из перечисленных регионов.

По словам человека, близкого к внутриполитическому блоку АП, Юрий Трутнев может вызывать на доклад высокопоставленных чиновников администрации, если те работают в дальневосточном регионе, например, во время предвыборной кампании: «[Главу управления по делам Госсовета Александра] Харичева и [его зама Бориса] Раппопорта он может вызвать, потребовать от них».

Во время второго тура последних выборов губернатора Хабаровского края в 2018 году полпред тоже активно участвовал в работе штаба кандидата от власти — действующего главы региона Вячеслава Шпорта, говорит источник «Медузы» в АП. Однако его активность, скорее, вредила. «У Харичева был мандат впрямую из Кремля, но взять все управление на себя у него не получилось. У штаба была вторая голова — полпред, который предлагал свои решения», — вспоминает он, добавляя, впрочем, что «Шпорт бы все равно проиграл». Победил на тех выборах не единоросс Шпорт, а депутат Госдумы от ЛДПР Сергей Фургал.

«Два-три вопроса, и губернатор поплыл»

Свою вертикаль Юрий Трутнев выстраивал, прежде всего, жестким стилем управления, сразу давая понять, кто на Дальнем Востоке хозяин. «Приезжал, чтобы вздрючить, устраивал показательные порки, все делал публично. Например, в один из первых приездов на Сахалин стал ругать [губернатора] Александра Хорошавина: „Тут нефть, газ на шельфе, везде должны быть пальмы, роскошь как в Эмиратах, а тут разруха“. Хотя деньги с шельфа толком и не пошли, проекты только начали приносить прибыль, все в корне поменять времени не было. Но Хорошавин был для него чужой. Когда [вместо Хорошавина на пост губернатора Сахалинской области] пришел Кожемяко, упреки прекратились — хотя тут они были бы справедливыми, время-то шло и деньги шли», — говорит «Медузе» сахалинский чиновник.

Во время назначения Трутнева полпредом и вице-премьером по Дальнему Востоку Олег Кожемяко был губернатором Амурской области. По словам собеседника, близкого к полпредству, чиновники нашли общий язык на почве спорта (Кожемяко — боксер, у Трутнева — черный пояс по каратэ). Полпред помог амурскому руководителю возглавить Сахалин, однако позднее Кожемяко сам добился своего назначения на пост врио приморского губернатора; с тех пор его отношения с Трутневым стали прохладными.

Любой свой приезд в подотчетные регионы полпред старался сделать запоминающимся — как правило, за счет критики местных чиновников. «Однажды Трутнев оделся в любимую одежду: штормовку и штаны цвета хаки и отправился на выезд. Все можно понять — он геолог, одежда привычная, но она бы подходила для выезда в глубинку — вот такой герой-мачо. Но ехал-то он центр Южно-Сахалинска. Приехал в частный сектор, к бабушке, которая жаловалась на текущую крышу, и давай мэра распекать. Выглядело очень странно», — с усмешкой говорит сахалинский чиновник, добавляя, что жителям области такой пиар не очень понравился.

В то же время два собеседника «Медузы» из администраций дальневосточных регионов хвалят Трутнева как «администратора». «Совещания у Трутнева одни из самых профессиональных в России, он всегда в курсе вопроса, видно, что ему готовят справки на основе последних данных. У него всегда есть свое мнение, он априори не согласен с точкой зрения другого человека. Я не раз видел, как он ставил губернаторов в тупик своими вопросами — стройная концепция, которую они представляли, начинала сыпаться. В основном речь шла о деньгах — что центр должен выделить крупную сумму на какой-нибудь проект. Два-три вопроса [от Трутнева] — губернатор поплыл. И полпред прав!» — хвалит Трутнева магаданский чиновник.

Достается губернаторам, прежде всего, за показатели по национальным проектам; особое внимание полпред уделяет рейтингу президента — эти вопросы на совещаниях звучат обязательно.

«Трутнев говорит очень тихо и спокойно, любит, чтобы к нему в буквальном смысле прислушивались — вне зависимости от того, есть микрофон или нет, слушали внимательно. Такая манера задает тон. Полпред не любит долгих выступлений и речей, не любит лести. Совещания обычно достаточно короткие, хотя одно из совещаний, на котором я присутствовал, длилось с восьми утра до 11 вечера. Полпред жесткий, неулыбчивый, никогда не шутит. Такое впечатление, что он хочет дать по морде. Несмотря на то, что Трутнев очень вежлив, на совещаниях чувствуешь себя дискомфортно», — жалуется «Медузе» один из постоянных участников совещаний у Трутнева.

Другой собеседник «Медузы», близкий к администрации одного из дальневосточных регионов, тоже называет полпреда «угрюмым, но деловым человеком»: «Ему и не надо быть милым со всеми. Конечно, есть политики и чиновники, которые всем улыбаются, жмут руки — и они всем нравятся. Трутнев держит дистанцию, но это и нормально: он назначен для того, чтобы нагибать и приказывать».

Дальневосточная республика

Яркая публичность Юрия Трутнева, распекающего местных чиновников, привела к непредсказуемому результату. Постепенно Дальний Восток начал превращаться в одну из самых протестных российских территорий.

В 2018 году выборы хабаровского губернатора выиграл депутат Госдумы от ЛДПР Сергей Фургал, а в Приморском крае врио губернатора Андрей Тарасенко не смог победить во втором туре коммуниста Андрея Ищенко. Итоги тех выборов отменил краевой избирком по рекомендации Центризбиркома, заявив, что «итоги выборов невозможно признать достоверными». Москве пришлось вложить все усилия в раскрутку своего нового ставленника — Олега Кожемяко, кампания которого во многом строилась на антимосковской риторике. Чтобы задобрить приморцев, столицу дальневосточного округа Кремль перенес из Хабаровска во Владивосток. Жители Владивостока подарок, впрочем, не оценили.

«Начнем с того, что полномочный представитель должен находиться и работать здесь, на переднем крае. Если он работает в Москве, то какая его активность? Он мог бы тут какие-то совещания постоянно проводить, приемы. Когда есть важный государев человек, который может проследить, пинка дать, чтобы чиновники работали шустрее… Но этого же не происходит! Как сидит барин в Москве, так и сидит — как в Хабаровске он не сидел, так не сидит и во Владивостоке», — обозначает главную претензию к полпреду депутат приморского законодательного собрания от КПРФ Артем Самсонов, добавляя, что вживую Трутнева он никогда не видел.

Его коллега, бывший мэр приморского города Арсеньева Владимир Беспалов рассказывает, что дальневосточные чиновники уже научились «игре с документами»: «Они чего-то [в полпредство] прислали, сочинили; им чего-то ответили». Главной проблемой Дальнего Востока он называет отток населения. «Чиновники полпредства это понимают, но они не живут здесь, они здесь в командировках. Вот пример: на Орлином гнезде были корпуса политехнического университета, вдруг возник проект — построить культурный центр. Создали дирекцию, 200 человек, потратили деньги, и вдруг получается, что деньги куда-то делись, дирекцию расформировывают, и это первый этап захоронения проекта. И это под контролем президента. Вот и отношение к нам: не получилось, и ладно, забудем…» — возмущается он.

Льготы, которые получают бизнесмены на Дальнем Востоке, например, в рамках свободного порта или территорий опережающего развития, здесь, кажется, не очень ценят. «Люди тратят время, чтобы стать резидентами свободного порта. Если ты не сделал этого, ты уже неконкурентен по сравнению с резидентом, — описывает настроения жителей Владивостока депутат Самсонов. — У человека растет под окнами многоэтажка — он понимает, что это [строит] резидент свободного порта: „Вот это Трутнев сделал, насаждает резиденство“. Недовольство растет: „Это москвичи придумали, нам не надо“. Сделали ТОР в районе — пришли и построили свинокомплекс: „Нам это не надо, пришли москвичи, землю забрали и обанкротили нас“».

Главред владивостокской «Новой газеты» Андрей Островский поддерживает: «Идут вложения в инфраструктуру, в бетон, а должны идти вложения в людей!»

Островского возмущает и то, что полпредство в итоге так и не переехало во Владивосток из Хабаровска, хотя это должно было произойти еще полтора года назад: «Полпред ругает губернаторов, а сам президентский указ не исполняет». 23 сентября Юрий Трутнев объявил, что полпредство переедет во Владивосток в течение месяца, базой для него станет один из административных корпусов Дальневосточного федерального университета.

Журналист полагает, что Трутнев захотел перенести столицу из Хабаровска не только из-за того, что там появился оппозиционный губернатор Сергей Фургал. «Во Владивостоке движуха вся, здесь генконсульства все находятся, все мероприятия проходят. А Хабаровск — хороший тихий город, — размышляет Островский. — Ну, и Владивосток — один из трех любимых городов „царя“ вместе с Питером и Сочи, он здесь часто бывает. Это тоже надо учитывать».

Трутнев против Фургала

Арест хабаровского губернатора Сергея Фургала распалил протестные настроения на и без того протестном Дальнем Востоке. Несколько собеседников «Медузы» в региональных администрациях и законодательных собраниях заявили, что считают дело Фургала закономерной развязкой конфликта главы края с полпредом.

Собеседник, близкий к АП, знает о неприязненном отношении Трутнева к Фургалу. «После первого тура [губернаторских выборов 2018 года] они [в полпредстве] говорили, что Фургал обещал сняться [во втором туре] — и обещания не выполнил. Петрович не любит, когда его кидают. Он думал, что разрулил ситуацию, вышел победителем, а оказалось — наоборот!» — объясняет он.

Другой источник «Медузы», близкий к Кремлю, говорит, что между полпредом и теперь уже бывшим хабаровским губернатором была «почти ненависть». Бывший работник администрации края заверяет, что Фургал всеми силами пытался наладить отношения с полпредом, но ничего из этого не вышло.

Человек, хорошо знакомый с Фургалом, признает, что «какие-то договоренности между ним [Фургалом] и Петровичем все-таки были». «Может быть, каждый их понимал по-своему, но Сергей Иванович [Фургал] такой пацанчик, он может кинуть, слиться с темы. Для Дальнего Востока это нормально, но для Трутнева — нет. Трутнев не кидает. Он расценил уход Фургала от договора (имеется в виду обещание Фургала сняться во втором туре выборов — прим. „Медузы“) как не мужской поступок. С другой стороны, Фургал тоже считал, что его кинули и унизили, заставив сниматься в ролике, где он [перед вторым туром] соглашается пойти заместителем к [действующему губернатору] Вячеславу Шпорту», — говорит он.

Этот же собеседник «Медузы» уточняет, что в целом Фургал обещал не усердствовать во время кампании — и это обещание выполнил: с технологами его штаба встречался «консильери» Куранов, предлагал им какие-то ходы и решения. По словам знакомого Фургала, тот стал губернатором вообще против своей воли: «Ему было спокойнее в Госдуме» (до того, как стать главой Хабаровского края, Фургал два года провел в нижней палате российского парламента). Однако работал в качестве губернатора добросовестно: встречался с людьми, распекал чиновников. Его публичную активность замечали и в других регионах. Отношения с полпредом это не улучшило.

«Из-за Фургала серьезно поднялись протестные настроения на всем Дальнем Востоке. Ролики с его планерок и совещаний гуляли по мессенджерам, народу нравилось и даже чиновникам нравилось. Оказалось, что можно выбрать вот такого хорошего губера. Полпредство это очень напрягало, нам поступали установки — мочить Фургала, чтобы на него не ориентировались люди», — делится с «Медузой» политтехнолог, работавший на Камчатке.

При этом близкий к полпреду источник отрицает, что у Трутнева была какая-то особая неприязнь к Фургалу: «Главной проблемой было желание хабаровского губернатора работать на свой собственный рейтинг: он забивал на рейтинг президента, хотя это входит в KPI АП, Петровичу такая черная дыра была не нужна».

Другой близкий к внутриполитическому блоку полпредства собеседник добавляет, что «показатели и по экономике у Фургала были не ах, вот так на него и наседали». Оба собеседника «Медузы» причастность Трутнева к делу Фургала отвергают. Знакомый Фургала, тем не менее, не исключает, что «Петрович мог повлиять на силовиков».

Зато собеседник в российском правительстве в разговоре с «Медузой» возложил всю ответственность на ситуацию в Хабаровске — арест Фургала и последующие протесты — именно на полпредство: «Это косяк ЮПТ». «Там играют свою игру, Куранов может действовать, например, особо не уведомляя АП и „Единую Россию“. Это дальневосточная республика почти», — жалуется он. Однако «Петрович на Хабаровске потерял очки», замечает источник «Медузы».

«Наоборот, в глазах Владимира Путина Юрий Петрович выиграл: он принял весь негатив, весь удар на себя, отвел его от президента», — заочно парирует источник в окружении полпреда. Он настаивает, что какой-то особой активности в управлении губернаторским корпусом Трутнев не проявляет. «Говорят, что он губернаторов ставит, а кто его губернатор? Ну, вот был назначен [главой Камчатского края бывший зам Трутнева Владимир] Солодов. Называют главу Забайкалья Александра Осипова, он действительно был замом [бывшего] министра Дальнего Востока Галушки, но сам Галушка не человек Петровича. Осипов сейчас очень лоялен ему, но он стал лояльным в ходе выборной кампании», — уверяет собеседник.

Несмотря на тяжелую политическую ситуацию на Дальнем Востоке, полномочия Юрия Трутнева только растут: он получил дополнительные территории для кураторства — Северный Кавказ и Арктику. В этих регионах Трутнев присматривает за разработкой государственных программ по их развитию.

По политической линии влиять на ситуацию там Трутнев не может — должность полпреда на Северном Кавказе занимает бывший генпрокурор Юрий Чайка, а арктические территории находятся в нескольких федеральных округах. «Не может — не значит, что не влияет. Петрович уже говорит с северокавказскими губернаторами, и не только о социалке и экономике. Политика тоже присутствует; правда, чаще всего ему тут аккуратно отказывают», — говорит собеседник «Медузы», близкий к руководству Ставропольского края.

Дальневосточников такое распределение обязанностей еще больше обижает. «Северный Кавказ — сложнейший регион, им надо заниматься, раньше у него был профильный вице-премьер. А теперь за все будет отвечать Юрий Трутнев, — недоумевает владивостокский коммунист Самсонов. — Вот тебе и Дальний Восток — приоритетный регион!»

var SVG_ICONS = ' ';